• stenkin

История Определения Конституционного Суда РФ от 18.07.2019 № 1896-О о трехлетнем периоде

ДОКЛАД НА КОНФЕРЕНЦИИ «НАЛОГОВОЕ ПРАВО В РЕШЕНИЯХ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»


Я принимал участие в рассмотренном Конституционным Судом РФ уголовном деле и готовил соответствующее обращение. Поэтому могу сообщить историю, основания, ссылки на практику и доводы этой жалобы. Сразу скажу, что выводы мне не ясны до сих пор.


  1. Основания обращения.    

По выводам районного суда, в период с 01.07.2015 по 01.04.2017, К-в С.В., являясь управляющим ООО «ТСК», в личных интересах не исполнил обязанности налогового агента по перечислению в бюджетную систему РФ исчисленного и удержанного с выплаченных работникам общества дохода в виде оплаты труда НДФЛ в общей сумме 21.456.187,90 рубля, что согласно примечанию к ст. 199.1 УК РФ являлось особо крупным размером, так как превышало 15 миллионов рублей, при этом доля составляла 54 % к общей сумме налогов, подлежащих перечислению в бюджет налоговым агентом.

Как мы считали, нарушение конкретных норм в этом деле заключалось в том, что указанные 54 % были исчислены к сумме налогов, подлежащих перечислению в бюджет налоговым агентом за период с 01.01.2015 по 31.03.2017, тогда как в соответствии с примечаниями 1 к ст. 199 и ст. 199.1 УК РФ неуплаченные налоги налоговым агентом нужно было сравнить с подлежащими уплате НДФЛ за период с 01.01.2015 по 31.12.2017, за полные три года. В этом случае пропорция, по нашему мнению, была бы менее 54 %, что повлекло бы квалификацию действий не по ч. 2 ст. 199.1 УК РФ, а по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ с применением сроков давности. 

2. Судебная практика.

В период рассмотрения дела в зависимости от региона нахождения судебного органа крупный и особо крупный размер определялся по-разному, что указывало на неопределенность в этом вопросе и необходимость разъяснений.

Первый подход был основан на том, что независимо от периодов образования недоимки долю неуплаченных налогов и (или) сборов, а также страховых взносов, необходимо было определять к полном трем годам подряд подлежащих уплате налогов и (или) сборов, а также страховых взносов.

Например, апелляционным постановлением Московского городского суда от 20.08.2018 № 10-14494/18 поддержано постановление Басманного районного суда г. Москвы о возвращении уголовного дела прокурору, в том числе, из-за неопределения неуплаченных налогов за полных три финансовых года подряд[1].

Ставропольский краевой суд в апелляционном постановлении от 19.04.2018 № 22-1659/18 неуплаченный налог на добавленную стоимость (далее – НДС) за 3 квартал 2014 года сравнил с подлежащими уплате налогами и сборами за полные 2012-2014 годы[2].

Суд Ханты - Мансийского автономного округа – Югры в апелляционном постановлении от 21.03.2018 № 22-375/18 процентное соотношение суммы не исчисленного и неуплаченного НДС за 4 квартал 2015 года определил к общей сумме налогов и сборов, подлежащих уплате за период трех финансовых лет за 2013-2015 годы[3].

В апелляционном определении Хабаровского краевого суда от 16.03.2017 № 22-522/17 неуплаченные НДС за 2, 3, 4 кварталы 2012 года и за 2, 3, 4 кварталы 2013 годы сравнены с подлежащими уплате налогами на 2011-2013 годы[4].


Второй подход связан был с определением доли неуплаченных налогов и (или) сборов не с полными тремя годами, а с периодами их неуплаты, мотивируя это, в том числе, направленностью умысла. 

Так, постановлением Волоколамского городского суда от 11.11.2014[5], поддержанным апелляционным постановлением Московского областного суда от 13.01.2015 № 22-68/15[6], уголовное дело возвращено прокурору, поскольку, по мнению суда,  «проведенная по делу основная и дополнительная налоговая экспертиза при установлении доли неуплаченных налогов по отношению к сумме налогов, подлежащих уплате, использовала суммы неуплаченного НДС за один временной период (февраль-декабрь 2006 года, апрель-август 2007 года), а суммы налогов, подлежащие уплате - за другой временной период – 2006-2008 годы, в связи с чем доля неуплаченных налогов, положенная в основу обвинения по квалифицирующему признаку «в особо крупном размере» объективно не установлена. Сведений о сумме налогов, подлежащей уплате за тот же временной период, что и сумма неуплаченных налогов (то есть за февраль-декабрь 2006 года, апрель-август 2007 годы) в деле не имеется».

Апелляционным определением Волгоградского областного суда от 24.08.2018 № 22-3339/18 признано правильным решение районного суда об определении доли неуплаченных налогов не к трем финансовым годам, а к двум[7]

Апелляционным определением Верховного Суда Республики Марий Эл от 30.07.2018 № 22-503/18 неуплаченный НДС за 1, 2, 3, 4 кварталы 2013 года для определения особо крупного размера сравнен с подлежащими уплате налогами за этот же период[8] .

Апелляционным определением Волгоградского областного суда от 15.12.2017 № 22-5122/17 процентное соотношение неуплаченных налогов по отношению к подлежащим уплате вместо трех лет также сужено до периода неуплаты[9].

Аналогичные выводы имеются в апелляционных определениях Пермского краевого суда от 20.09.2017 № 22-5673/17[10], Архангельского областного суда от 20.11.2014 №22-2799/14[11] и др.



Эти два направления судебной практики были изложены в нашей жалобе.


3. Мотивация жалобы.

Применительно к ст. 199.1 УК РФ неуплаченные налоги в качестве налогового агента (в данном случае – НДФЛ) нужно было сравнить не со всеми подлежащими уплате за полные три года налогами и сборами, а только в качестве налогового агента (у нас – НДФЛ), но за полные три года.

В представленном в Конституционный Суд РФ деле пропорция была не за полные три года.

Такой вывод суда, как и судебная практика по второму подходу уже сами по себе нарушали требования п. 3 ст. 49 Конституции РФ о толковании неустранимых сомнений в виновности лица в пользу обвиняемого. По нашему мнению, это положение касалось не только собственно обстоятельств дела, но и судебного трактования установленных норм.

В связи с противоречивым толкованием судами уголовных норм в нарушение гарантий, определенных в п. 2 ст. 6 Конституции РФ о том, что каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, за одни и те же действия в одном регионе России можно понести уголовное наказание, а в другом – нет. Мы полагали, что это связывалось с недостаточным законодательным определением уголовно-правовых запретов общественно опасных деяний и наказания за их нарушение в пункте 1 примечаний к статье 199 (в редакции ФЗ от 29.12.2009 № 383-ФЗ) и пункта 1 примечаний к статье 199.1 УК РФ (в редакции ФЗ от 279.07.2017 № 250-ФЗ).

Мы указали в жалобе, что данные нормы являются составной частью фабулы уголовной статьи и произвольному изменению (расширению или сужению) правоприменителем (следователем, прокурором, судом) не подлежат. Указанное правило должно было применяется независимо от того, какой период времени руководил налогоплательщиком обвиняемый, поскольку в данном случае под налоговым агентом согласно пункту 16 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» понималась сама организация, а не подсудимый как физическое лицо.

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, любое преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы ‑ в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, ‑ каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия) (постановления от 27 мая 2003 года № 9-П, от 27 мая 2008 года № 8-П, от 13 июля 2010 года № 15-П и др., определение от 24.06.2014 № 1346-О).

Руководитель должен был четко осознавать, что переступает черту, закон, т.е. совершает преступление. Для этого он должен понимать - где находится эта черта. Если, например, он знает сумму уплаченных руководимой организацией налогов, сборов и страховых взносов за полные три года (независимо от периода руководства), ориентируясь на положения закона, он мог бы понимать, что если сумма неуплаченных средств будет 24 % (при превышении 5 млн. руб.), то его уголовная ответственность не наступит, если 25 % и более - он может быть привлечен к уголовной ответственности. Не осознавая четкие ориентиры запрета, нельзя утверждать о совершенном противоправном деянии. 

Был поставлен вопрос о признании нормы пункта 1 примечаний к статье 199 (в редакции ФЗ от 29.12.2009 № 383-ФЗ) и пункта 1 примечаний к статье 199.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации (в редакции ФЗ от 279.07.2017 № 250-ФЗ) в части определения крупного и особо крупного размеров, позволяющие правоприменителю при выявлении доли неуплаченных налогов и (или) сборов сравнивать их с подлежащими уплате налогами и (или) сборами за период менее трех финансовых лет подряд (а в случае деятельности налогоплательщика менее трех лет – за период менее периода деятельности налогоплательщика), не соответствующими требованиям статей 2, 6, 18, 45, 49, 55 Конституции Российской Федерации. 


4. Выводы Суда.

Точно понять их не удалось. Есть два предположения:


 1) суд не разобрался в вопросе и фактически отписался.

Об этом может говорить переписка с секретариатом Суда. Из ответов Советника Конституционного Суда РФ следовало, что жалоба не соответствует требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», поскольку, якобы, оспариваемые нормы не были применены при разрешении конкретного дела, при этом приводились положения приговора об осуждении по ст. 199 УК РФ. Пришлось разъяснить, что из жалобы следует иное - в деле неправильно были применены требования ст. 199.1 УК РФ, а не ст. 199 УК РФ. Оспаривание примечания 1 к ст. 199 УК РФ связано с тем, что в 2015-2017 годах ст. 199.1 УК РФ самостоятельного примечания не имело (оно появилось с 10.08.2017), а крупный и особо крупный размеры по обвинению по ст. 199.1 УК РФ определялись согласно пункта 1 примечаний к ст. 199 УК РФ. Обязательным условием привлечения к уголовной ответственности в этой норме определено указание пропорции уплаченных и неуплаченных налогов «за период в пределах трех финансовых лет подряд».

С 10.08.2017 ст. 199.1 УК РФ имело самостоятельные примечания, согласно пункту 1 которых также требовалось исчисление пропорции «за период в пределах трех финансовых лет подряд».

Если это предположение верно, то оно связано с недостаточной проработанностью жалобы и отсутствием «тяжеловесного» ее юридического сопровождения;

       

2) Конституционный Суд РФ считает, что сумму неуплаченных налогов и сборов, в том числе и в качестве налогового агента, с подлежащими уплате платежами за полные три года не нужно было сравнивать, т.е. поддержал представленный здесь второй подход. В пользу этого предположения может указывать сам факт отказа в жалобе. 


5. В каком состоянии проблема сейчас.

Решена.

Изменения в примечания статьей 199 и 199.1 УК РФ, внесенные Федеральным законом № 73-ФЗ от 01.04.2020, во-первых, исключили долевое определение неуплаченных налогов с сумм ниже 15 млн руб. и 45 млн руб., во-вторых, декриминализовали действия по причинению ущерба бюджету с суммы ниже 15 млн руб. Это означает, что, если ранее, скажем, из-за суммы неуплаченных налогов от 5.000.000 руб. и до 14.999.999 руб. поступки были квалифицированы по ч. 1 ст. 199 или ст. 199.1 УК РФ, то сейчас они преступными не являются, если раньше при размере ущерба бюджету от 15.000.000 руб. до 44.999.999 руб. при пропорции более 50 % присутствовала ч. 2 ст. 199 или ст. 199.1 УК РФ, то сейчас это в любом случае часть 1 этих составов.

Сейчас неисполнение обязанности налогового агента по перечислению в бюджетную систему РФ исчисленного и удержанного с выплаченных работникам общества дохода в виде оплаты труда НДФЛ в общей сумме 21.456.187,90 рубля квалифицировалось бы по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, а не по ч. 2 этой статьи, как это было в нашем случае.


Стенькин Алексей, адвокат

Просмотров: 7

Недавние посты

Смотреть все

Нужно ли в обвинении указывать конкретные искаженные пункты и графы налоговых деклараций

В соответствии со ст. 73 УПК РФ способ совершения преступления относится к обстоятельствам, подлежащим доказыванию. Из пункта 4 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 26.11.2019 № 48 «О практике

Арест имущества организации по уголовному делу при банкротстве.

По уголовным налоговым делам для обеспечения иска и/или взыскания штрафа накладывается арест на имущество не только обвиняемого, но и руководимого им юридического лица. Часто в отношении организации в

Изменения в понятии имущества в ст. 199.2 УК РФ - дебиторская задолженность

Суды считают, что одним из способов совершения сокрытия денежных средств и имущества от взыскания являются распорядительные письма о направлении средств от дебиторов напрямую кредиторам, минуя расчетн

АДРЕС
ГРАФИК

Москва, ул. Тверская, д. 20,
офис 405, метро Тверская, Чеховская, Пушкинская

Пнд - птн.  10.00 - 19.00

​​Суб: 11.00 - 16.00

whatsapp.png
viber.png
tele.png

* Отправляя сообщение, Вы дайте согласие на обработку Ваших персональных данных

  • Адвокат по налогам на Facebook
  • Адвокат по налогам в Twitter